На главную

Сведения о Карелии и Ингрии в "Истории Государства Российского"

Существует установившееся мнение – развитие человечества осуществляется по спирали. Читаешь биографию великого человека, великого труженика, патриота России, так много сделавшего для процветания свого Отечества, но как же похожи события почти трехсотлетней давности на наши дни! За что ж так немилосердно суровы были современники к ученому-историку? Отголоски давних споров не затихли и по сей день.

Почти 20 лет посвятил Василий Татищев работе над «Историей Государства Российского». Понимая, что этот многотомный и многоплановый труд может вызвать множество суждений, автор просил читателей проявить благосклонность при оценке его. «Ежели же где моего мнения или довода какая погрешность явится, то надеюси, что благоразсудный может легко презреть, разсудя, что есче доднесь ни одна история, каким бы она мудрецом и в науках всех прославившегося сочинена не была, никогда совсем совершенною не являлась, ...чему в пример Нестор преподобный, видно довольно, что немного учен был, ...а за его доброхотный к отечеству труд вечной похвалы и благодарения достоин» - писал он. Особо обращался ученым: «...Если кто, в науках превосходный, ...усмотря мои недостатки, сам почтитца погрешности исправить, темности изъяснить, а недостатки исправить и в лучшее состояние привести, себе же большее благодарение, нежели я требую, приобретет».

Никто до Татищева не брал на себя смелость свести разрозненные сведения об истории Отечества в единый многотомный труд. Работа требовала от автора осмысления фактов, поиска связей между событиями. «....Всяк, а паче благоразсудный, сие осчущает, что нам достохвальные дела предков наших слушать гораздо приятнее, нежели хвалу собственную, ибо в последней многократно лесть лицемерная скрыто заключается». Вращаясь в обществе высших государственных деятелей Империи Российской, хорошо зная о порядках, там существующих, свои суждения В.Н.Татищев тот тут, то там вставлял промеж сведений чисто исторических. «Что же разсуждают, якоби государи каковых министров умных или глупых имеют, таковы их и дела, но я противно разумею, что мудрый государь умеет мудрых советников избрать и верность их наблюдать, итак, у мудрого не могут быть глупые министры, понеже он о достоинстве каждого рассудить и правые советы от неправых и вредных различить может». Не правда ли, очень верно замечено.

Но вернемся к главному – за что же так ругали Татищева историки прошлых лет? Ответ прост – за якобы недостоверные сведения, взятые им из Иоакимовской летописи. Подлинник летописи не сохранился, поэтому ученые в течение трех столетий спорят – существовала она на самом деле или нет. Ссылки Татищева на летопись – выдумка или истина? Постепенно установилось молчаливое согласие – поскольку летописи не существует, то сведения, приводимые Татищевым, вызывают недоверие.

Однако наука идет вперед, новые находки и исследования заставляют вновь и вновь возвращаться к сведениям, сообщаемым в «Истории Государства Российского». Слишком многие факты начинают обретать реальное подтверждение. Чтобы сохранить интригу, предоставим читателю поразмышлять самому.

Какие же сведения сообщает Татищев В.Н. о Карелии и Ингрии?

«...Карелия – «есть достопамятное изъснение, что Бярмия или Корелия тогда об реку Кимень с Финляндиею или Варягами граничила. ...Бярмы град, у русских Корела, у финнов Кексгольм, т.е. на дву островах.

...Титула князя у славян до Рюрика не было, Рюрику же нужно было для различия от подвластных князей титул великий приложить.

…Имел Рюрик неколико жен, но паче всех любяще Ефанду, дочерь князя урманского и егда та роди сына Ингоря, даде ей обесчанный при море град с Ижарою в вено.

…Ижора в вено, сообщает Татищев, передавалась и позднее. «Сей предел Ярослав 1-й княгине своей Ингегирдисе в вено отдал. И оный, может быть, от Ингоря Ингрия прозван.

…Бярмы у всех северных писателей сильный и великий народ довольно знаем был, которых Иоанн и Алаус Магнусы, яко же Саксон Грамматикус, Минстер в Козмографии и другие вспоминают, но у наших вместо того корела и емь.

…Имя гети не собственное того народа, но греками данное, и мню, из геитон, т,е. сосед или ближний. Равно тоже, что в сарматском чудь значит.

…Херсинус Мартиние в Лексиконе и Клюверий кн.4 гл.22 имянуют Хесинус и мнит реку Ловать, ...но правильнее Неву разуметь.

…Чудь с Новгородскою и Псковскою областьми соседы были к западной стороне тех городов. ...Тако ж Корелиа и великая часть Финландии и по се число от россиян Чухонскою землей (имянется), обыватели же оныя чухнами называются. Что ж то за чудь иное есть, как не самое имя скиф, и сие с моими доводами сходно. Тогда в преврасчениях дел скифских около митридатовых времен я описал, как (скифы), по-видимому, при Балтийском море поселились.

…Рагнуалд ярл от жены своей Ингебурги сынов имел Улфона ярла и Енфила ярла. Но я более к тому мнению, что склонен, что Ярлс Рики, оной области, прежде того имени не было, а от того имени началось, когда Рогнаулд ярл от Ингигерды в правление оную в 1019 году принял. Однако оттуда Ярелия и Корелия испорченным именем была, как мне некогда на ум пришло. Но и древнее Карелии имя у Сноррона Стурлеа находится Кириаланд. ...Кириаландия промеж Эстонии и Финляндии лежала. Я опасаюсь, что не испорченное ли имя точно от финского (в финском кириа - книга). Есть же и ныне река Корл, Кириалы, от нормандцев через усечение Кири. ...Были же, как Торфей в помянутом месте показывает, кириалы не только при оном Финском берегу поселены, но и другие того же корпуса и имени при Белом море, где берег Карлстранд. Оные соседственны были с Квенинскою областию.

...Собрание квенов с кириалами в житии Геральда Пулхрикома, т.е. Пригожеволосого, купно с путешествием Торальфовым описывается. Летописи исландские к лету Христову 1271 - при владении в Норвегии Магна Гакона Сениорова сына кириалы и квены Галгские о-ва мучительно разорили. И те ж летописи к 1301 году упоминают о нападении корельцев на Норвегию.

…Подле сих Карелия, у северных Бярмиа. Библиотека шведская особых там королей имянует, чему и наш Иоаким согласует. Сия область прежде Рюрика к Руси принадлежала и отец Гостомыслов Боривой тамо царствовал. В нем главные грады Кексгольм и Выборг.

…О Рудерове сыне (рассказывается) в истории рунской Гиалмара, короля биармаландского и тулемарского издания Георгия Гикезиа.

…В те времена «кожи всех зверей куниц, зайцы, белки за деньги счислялись и для мелочи были, которых неколики в Новеграде в храниличе я видел, и помню, что в Москве вместо полушек, как есчо медных не было делано, ходили четвероугольные коженые жеребьи, но оные не были казенные, и делали квасники и хлебники сами, и никто не принужден был их брать, кроме недостатка в размене".

На главную

Hosted by uCoz