На главную

Художник Владимир Лобанов

У Владимира Лобанова акварельных этюдов много - по каким бы краям ни путешествовал художник, краски и кисти всегда при нем. "Своя ноша не тянет", - молвлено древними не зря, но можно ли сказать, что творчество - ноша? Творчество - это, прежде всего, радость. Труд. Образ жизни.

"Есть целый мир в душе твоей... " - этой тютчевской строкой можно кратко охарактеризовать творчество этого художника. Карандашный рисунок "Философия вечности" - лучшее тому подтверждение.


Философия вечности

Мертвое, отполированное ветрами и дождями дерево на песчаной отмели залива. Край леса вдалеке да малая пичуга на умершем стволе. Но какой мощный пласт мыслей и чувств вскрывает лаконичность пейзажа! Кто мы? Зачем приходим в этот мир и уходим опять в безвестность, не зная ни часа, ни дня своей гибели? По чьей прихоти думать умеем и задаем себе неразрешимые вопросы?

Эта работа могла бы иметь другое название, не менее точное - "Одиночество". И мысль спешит дальше. Одиночество умершего дерева и одиночество художника, его созерцающего, - что суть есть в этих состояниях? Одиночество - среда обитания мысли, оно ей необходимо, как дом человеку. Она живет здесь, растет, развивается и ведет за собой.


Поэтика акварели

Карелию не зря называют "Северной Швейцарией". Издавна славится она красотой живописных мест. В зыбком равновесии спокойных тонов, в точно выверенной гармонии оттенков не отвлекает на лишнее взгляд, не нарушает покой созерцания пестротой суетящихся красок. Не оттого ли художники Севера наделены удивительной тонкостью вкуса, способностью улавливать необычайное множество оттенков, выражать прелесть карельской природы в одухотворенной чистоте акварели?

"Каменистый берег" - акварель из ряда типично карельских пейзажей, лаконично рассказывающая о нашем северном крае, где раздумье соседствует с мудростью, а грусть - с безмолвным чувством любви к родине. Отсутствие отвлекающих деталей, скупость цвета усиливают величие эпической простоты, ясности чувства, сдержанного покоя.


Таинственное очарование тумана

Как часто северное непогодье наделяется туманом! И как редко это состояние природы можно увидеть в творениях художников, словно есть некий таинственный запрет, некое табу на изображение тусклой белесой пелены, заполоняющей все. Запрета, конечно, нет, просто изображать нечего. Белый лист сам по себе рисунок под названием "туман".

Акварельный этюд "Туман на Кедрозере" - на мой взгляд, один из лучших у Владимира Лобанова. Рельефной четкостью проступают прибрежные камни, чуть заметно дрожит вода на мелководье, а белая пелена озерного дыхания уже затягивает далекие острова. Все плотнее, плотнее белесая дымка, и безвестным прозрением из серой сумеречности акварельного полотна проступает духовная сущность природы. Как немного, оказывается, надо, чтобы осуществился переход от созерцания материального мира к неведомым философским субстанциям, именуемым "размышления". А это уже не просто творчество. Это - искусство.



Белоствольная рощица детства

Владимир Лобанов родился в городе Кузнецке Пензенской области, в простой рабочей семье. Учился в школе, увлекался историей и географией и очень любил березовую рощицу невдалеке от дома. Каким светом наполнялась душа от сияния молодых стволов! А солнце, пробиваясь сквозь листву, озаряло мир летним светом.

В городе открыли художественную школу, и Володя стал ее учеником. Потом - учеба в Пензенском художественном училище. И опять Лобанову повезло. Он попал в группу педагога Германа Васильевича Жакова - замечательного художника-графика.

Дипломную работу Владимир Лобанов защитил на "отлично" и до сих пор добрым словом вспоминает родное училище. На московских художественных выставках впервые увидел работы карельских живописцев - Суло Юнтунена, Валентина Чекмасова, Бориса Поморцева. Художники яркие, самобытные. Север запомнился своей красотой. Разве мог предположить Владимир Лобанов, что через несколько лет Карелия станет его судьбой? И уже в наших северных местах он написал такой жизнеутверждающий акварельный этюд "Березовая рощица". Она оттуда, из его детства.


Царство карандашного простора

Можно ли представить художника без карандаша? Он для него и царь, и бог! В творческом порыве под нажимом грифеля проступает на листе весь подлунный мир, его внутренняя ипостась, его каркас, впоследствии озаряемый цветом. Карандашные рисунки Владимира Лобанова - огромное пространство для раздумий, выводящее зрителя из границ листа в реальную жизнь.

"Карельская деревня" - незамысловатый, вроде бы, этюд, но как точен карандашный штрих, легко прорисовавший и темные срубы карельских домов, и отяжелевшую от влажности лодку на берегу реки, и листву деревьев в причудливой игре света и тени, баньку на склоне, деревянные столбы линии электропередачи. Столько раз встречалось подобное в реальной жизни, но художник видит за этим не быт, а бытие, не суету обыденной жизни, а высокое предназначение человека к созиданию, к творению, к творчеству. Именно из обыденности, из быта вырастают колосья шедевров человеческого духа.

"Ты, Моцарт, бог - и сам того не знаешь" - это о каждом, кто стремится к вершинам и достигает их.

На главную

Hosted by uCoz