На главную

После Бородинского сражения

08 августа 1812г. Кутузов был назначен главнокомандующим российских армий. Требование общества оказалось столь сильным, что царь не мог ему далее противиться. По дороге в главную квартиру Кутузов написал командующему Дунайской армией адмиралу П.В.Чичагову письмо, и послание это очень примечательно. Мысль Кутузова направлялась на создание такой ситуации, при которой "...тот, кому суждена грозная встреча с Наполеоном, имел право и возможность расчитывать на Дунайскую армию". В строках письма сквозит беспокойство, как бы Чичагов, являясь любимцем царя, не "вздумал пустить освобожденную Кутузовым Дунайскую армию на какие-либо рискованные, а главное, ненужные авантюры против (австрийского корпуса) Шварценберга". Все, абсолютно все, что имеет Россия, должно быть объединено ради снятия напряжения с главного направления удара, ради защиты Москвы.

"Кутузов знал, что кроме двух армий, Багратиона и Барклая-де-Толли, у него есть имеются еще три армии: Тормасова, Чичагова и Витгенштйна, которые формально обязаны ему повиноваться столь же беспрекословно..., как например, повиновались Наполеону его маршалы. Да, формально, но не фактически. Кутузов знал, что повелевать ими может и будет царь, а он сам может не приказывать им, но только увещевать и уговаривать. ...Вот что можно прочесть в его письме Тормасову:" Вы согласиться со мной изволите, что в настоящие критические для России минуты, тогда как неприятель находится в сердце России, в предмет действий ваших не может уже входить защищение и сохранение отдаленных наших... провинций". Этот призыв остался гласом вопиющего в пустыне: армию Тормасова соединили с армией Чичагова и отдали под начальство Чичагова, а Витгенштейн... ответил, что "...данного Кутузовым графу Витгенштейну повеления в делах не отыскалось". ...Путы, препятствия, западни и интриги всякого рода, бесцеремонное, дерзкое вмешательство царя в военные располряжения, поощрявшееся сверху непослушание генералов - все это превозмогли две могучие силы: беспредельная вера народа и армии в Кутузова и несравненные дарования этого истинного корифея русской стратегии и тактики". (Тарле)

Кутузов, ученик А.В.Суворова, в войках был любим и уважаем. Солдаты верили, что он не погубит их напрасно. Успехи в боях недоброжелатели часто относили на счет простого везения, счастливого стечения обстоятельств, на что полководец отвечал словами своего учителя: "Вот вы говорите везение, везение. Везение - это хорошо, но помилуй Бог, надо же и дело знать". И вторую заповедь Суворова Кутузов исполнял неукоснительно:" Я, как и великий Цезарь, никогда не делал планов частных, гляжу на предмет в целом, потому что вихри случая всегда перемешают наши заранее обдуманные планы". Кутузов соглашался изменить мелкие детали картины военных действий, но не уступал в стратегических направлениях - задуманную линию осуществлял с неумолимой твердостью. Он, как хороший шахматисит, просчитывал предпринимаемые действия далеко вперед и позднее подтверждалось, что его расчеты оказывались провидчески правильнее, чем у противника. Залогом побед становилось и хорошее знание ситуации на местах. Информация стеклась к Кутузову из различных источников, но умея отсекать присущим ему глубоким аналитическим умом второстепенные и недостоверные детали, полководец оперировал фактами, как опытный хирург: ненужное отбрасывал, а из живой ткани реальности создавал основу будущей победы.


Бородино стало переломной точком поединка двух полководцев.

Блестящий по замыслу рейд на Тарутино заставил французов покинуть Москву. Началось отступление французской армии. В Государственной картинной галерее можно увидеть замечательное живописное полотно художника И.М.Прянишникова, запечатлевшего этот период Отечественной войны 1812 года.

"По плану командования 3-я Западная армия Чичагова и войска генерала П.Х.Витгенштейна совместно с Финляндским корпусом генерала Ф.Ф.Штейнгеля, действуя с разных сторон на коммуникации противника, должны были выйти в район Березины и перерезать пути отступления главной группировке Великой армии, а главные силы под командованием М.И.Кутузова - преследовать неприятеля и завершить окружение". (Отечествнная война 1812г. Энциклопедия РОСПЭН 2004г.)

"Вы понимаете, - писал Александр 1-й адмиралу Чичагову, - до какой степени важно ваше соединение с графом Витгенштейном в окрестностях Минска или Борисова - чтобы спереди встретить Наполеона, тогда как большая армия их преследует. ...Предоставляю вашему соображению принять меры, которые наиболее бы способствовали к достижению цели - не упустить Наполеона из наших границ и постараться уничтожить его войска".

"3-го сентября адмирал Чичагов с корпусом генерала Эссена и резервом прибыли в село Гульча, 4-го вошли в г. Дубну, где присоединились к нему 12-й егерский и Саратовский пехотные полки. ...Сии 4 батальона вошли в состав резерва."(История нашествия Наполеона)

Князь Шварценберг, командующий австрийской армией - той, что стояла напротив Тормасова, наблюдая за объединением армий, чувствовал себя недостаточно сильным для того, чтобы вступить в борьбу. Он решил отступить. 6-го сентября на реке Стырь части армии Чичагова поставили мосты. 7-го сентября главная квартира подошла к селению Толпыжину. Далее действия армии хорошо прослеживаются по "Журналу" В.В. Вяземского, командира 13-го егерского полка, входившего в состав армии Тормасова, а позднее перешедшего под командование Чичагова.

В своем "Журнале за 1812г." В.В. Вяземский пишет:

"11 сентября армия Чичагова - 1-я колонна перешла Стырь в Хроники и пошла в Блудов, 2-я колонна из Берестечка пошла в Горохов. (Берестечки имеют до 400 домов, лежит на берегу р. Стырь, приятное местоположение. Принадлежит графине Платен). ...Наша армия, 3-я (Тормасова), состоит из 25 тыс. сражающихся и 160 пушек. Армия Чичагова состоит вся из 40 тыс. сражающихся и 170 пушек. ...Армия неприятельская (Шварценберга) состоит из 30 тыс. австрийцев, 26 тыс. саксонцев и 12 тыс. поляков, а всего 62 тыс. и до200 орудий. ...Земля здесь совершенно разорены, немцы показывают себя грабителями, край совсем опустошен. ... В армии глухой ропот: на правление все негодуют за ретирады от Вилны до Смоленска.

15-го сентября. Армия Чичагова шла на Любомль по берегу Буга. ...Неприятель возде жжет мосты и портит дороги. Армия Чичагова имеет в предмете отрезать его от Влодивы. ...Австрийцы ретируются на Кобрин и Бржест, а мы обратились все влево к Вловдиве. Это уже пахнет невежеством, притом движение наше чрезвычайно медленно... На все причины, на все есть доказательства!

29-го сентября. Корпус Ламберта должен был мимо деревни Черни обойти левый фланг неприятеля, корпусы Маркова и Ланжерона - атаковать его фронт, и корпус Эссена - укрепленный его правый фланг. В резерве корпус под командой генерал-лейтенанта Сабанеева.

6-го октября. Неприятель ретировался к Варшаве. ...Корпус Сабанеева перешел Буг и стал при Терасполе. ...Итак, ...что мы сделали? ...Разбросали корпусы, отряды, нет до сих пор решительного намерения, что хочет адмирал с этой армией делать. Взять ли Варшаву? Разбить ли Шварценберга? Помочь ли своей большой армии? Отрезать ли все пути наполеоновской армии, к тылу ведущие? ...Разбить Шварценберга уже нельзя уже: он в двух шагах от сильной Праги (это не столица Чехии, а нас. пункт невдалеке Варшавы), однако же решимость и быстрота, может быть, и сделали бы удачу. Помочь своей большой армии - так надобно укрепиться по Турии, оставить 30 тыс. в укрепленных лагерях. Здесь уже будет в болотах и разоренных местах Шварценбергу маневрировать трудно, и мы, разбив Виктора при Бобруйске, нападем на тыл Наполеоновской армии.

12-го октября. Корпуса Эссена и Ланжерона остановились в Залесье, а Булатова отошел в Вулки. 14-го вся армия собралась около Бреста Литовского. ...Корпус Эссена по случившейся перемене составился из 8-й дивизии, Тверского драгунского, Белорусского гусарского полков, Олонцкого пехотного и оставлен в Елизаровом Стане.

28-го октября. Войска дневали в окрестностях Столович. Получено известие, что Шварценберг с австрийцами и Ренье с саксонцами прибыли к Волковыску. Надобно думать, что и Мор присоединится к ним. Генерал Дембровский также имеет до 10 тыс. французов, смешанных с поляками, да Ренье получил 13 тыс. французов. Мы имеем противу нас 73 тыс. Цель их - не допустить нас в тыл Наполеона, ...что я думаю, нам и не удастся, ибо и они уже сильны, как и мы почти. Мы себя считаем под командою Чичагова в 80 тыс. и 400 пушек. Что, если бы такая армия Суворову? ...Армия начинает быть недовольна адмиралом.

1-го ноября корпусы дневали в Несвияже".

Здесь надо упомянуть об одном факте, не нашедшим отражение в дневнике В.В. Вяземского. "Узнав от местных жителей об уходе армии Чичагова (от Брест-Литовска к Березине), армия Шварценберга (австрийского вспомогательного корпуса) выступила вслед за ней к Волковыску и Слониму. Генерал Остен-Сакен, в свою очередь, 22 октября (3 ноября) двинулся двумя колоннами к Высоко-Литовску и Волчину вслед за неприятелем, намереваясь остановить его. ...30 октября (11ноября) дивизия ген. Дюрютта (9 батальонов) заняла Волковыск, а саксонцы дошли до Сокольников. 1 (13) ноября арьергард Габленца был атакован у Порозова и Горностаевичей и стал отступать. Ему на помощь была послана бригада ген. О.Зарера фон Зара. Бой длился до наступления ночи, после чего неприятель отступил. 2 (14) ноября саксонцы заняли позицию к северу от города. На правом фланге встала 21 пехотная дивизия, на левом - 22-я пехотная дивизия (в составе которой находился Олонецкий пехотный полк), за ней во второй линии - 32-я пехотная дивизия. Заняв город, "русские захватили часть саксонского обоза и канцелярию. В город прибыли три саксонские батальона и перестрелка продолжалась до утра". В десятом часу 4 (16) ноября русские части начали новую атаку города. "Войска Эссена и Ливена делали ложные атаки на центр саксонской позиции, но вскоре Остен-Сакен, ...узнав о появлении австрийцев у себя в тылу, начал отступление. ...Ценою больших потерь Остен-Сакен отвлек неприятеля от армии Чичагова, которая получила возможность беспрепятственно двигаться к Березине."(Отеч. война 1812г. Энцик. РОСПЭН.2004г.)

"Журнал" Вяземского сообщает подробности событий тех дней:
"3-го ноября был переход до Минска.
5-го в Минске была дневка.
8-го марш аванграда был до местечка Жодин. Здесь получили мы известие от захваченного офицера, что Дембровский спешит к Борисову. Граф Ламберт хочет его предупредить.
9-го..."

Запись оборвана. На пути отступавшей французской армии важным стратегическим пунктом стал Борисов. К городу с трех сторон подходили войска - французская армия, союзные им польские легионы под командованием Домбровского и авангард армии Чичагова. Генералам было ясно - кто овладеет Борисовым, тот и будет контролировать переправу через Березину. С величайшим ожесточением стороны сражались за каждый дом, за каждую улицу. Штурм следовал за штурмом, город не единожды переходил из рук в руки.

В боях за Борисов автор "Журнала" В.В. Вяземский получил тяжелое ранение. 5 декабря 1812г. он скончался в госпитале от полученных ран.

На главную

Hosted by uCoz