На главную

Под руководством М.И.Кутузова

12 ноября Олонецкий пехотный полк прибыл в Малую Валахию, а 14-го числа в третий раз вместе с отрядом генерал-майора Вяземского переправился на левый берег Дуная у Никополя. 5 декабря полк с частями авангарда прибыл в г. Плевно и держал там передовую цепь до конца января 1811 г., когда на замену Вяземскому прибыл Сен-При. Выступив под его начальством к крепости Ловчи, олончане участвовали во взятии ее приступом 30 января, за что шеф полка Турчанинов получил Аннинскую ленту. В феврале Олонецкий пехотный полк перешел в Малые Балканы и пробыл там до 25 числа, имея ежедневные стычки с неприятелем.

В 1811г. новым командующим стал Михаил Илларионович Кутузов. Осторожный и осмотрительный полководец, он "стал действовать в обычной для себя манере, когда успех достигается за счет ошибок получившего инициативу противника". Все историки единодушны в том, что получив под свое руководство Дунайскую армию, Кутузов проявил во всю мощь не только свой полководческий, но и дипломатический талант. У него было 46 тысяч войска, у турок более 70-ти.

После долгих переговоров, позволяющих подготовиться к решительному сражению у Рущука, 22 июня 1811г., выманив неприятеля на невыгодные для него позиции, Кутузов нанес ему сокрушительное поражение. Олонецкий пехотный полк, к тому времени присоединенный к главной армии, занимал при поддержке 3-х орудий крайнее каре левого фланга передовой линии. Пять раз штурмовали турки его позиции, но были не только успешно отбиты, но сами потеряли 5 захваченных ранее конных орудий. Вот как докладывал об этом сражении Кутузов военному министру Барклаю-де-Толли:"...Я с войсками главного корпуса и генерал-лейтенанта Эссена 3-го, оставив для защиты Рущука 7 батальонов пехоты и несколько кавалерии, расположил лагерь мой в 4-х верстах пред сей крепостью, не совсем в выгодной позиции...; фронт мой был совершенно открыт... Из 8 кареев составил я две линии, а кавалерию поставил в третью. 21-е число прошло в наблюдениях; но 22-го с рассветом визирь атаковал меня со всеми своими силами на всех пунктах. Движения его были расположены так мудро, что могли бы служить славою и самому искусному генералу. Сильный огонь артиллерии открылся на мою линию и атаками в разных пунктах и на правый мой фланг, занимая оную, собрал между тем 10 тысяч анатольской лучшей кавалерии, устремился свирепым образом между кареев: Олонецкого, Белостокского и Выборгского... Но Чугуеский уланский, предварив на себя движение неприятельское, оборотился влево, ударил во фланг сей отважной конницы и, поддерживаем будучи кареем 7-го егерского полка, из 2-й линии мною взятым с оправившеюся кавалерией, атаковал неприятеля и истребил отважнейших так, что поле было покрыто трупами его. ...Вся линия двинулась к преследованию врага."

"И вот тут-то Кутузову удалось то, что при подобных условиях никогда и никому не удавалось и что, безусловно, ставит Кутузова в первый ряд людей, прославленных в истории дипломатического искусства. ...Покидая Рущук, он приказал взорвать укрепления. Но турки еще продолжали войну. Русский полководец умышленно позволил им переправиться через Дунай. "Пусть переправляются, только поболее",- сказал он. Когда все непрятельское войско перешло на другой берег, Кутузов запер их в кольцо. Осажденные, узнав, что русские, не снимая осады, взяли Туртукай и Силистрию (10 и 11 октября) сообразили, что им грозит полное истребление, если они не сдадутся. Визирь тайком бежал из своего лагеря и начал переговоры. А 26 ноября 1811г. остатки умирающей от голода турецкой армии сдались русским".(Тарле)

Потеряв в целую армию в боях у Рущука и Слободзеи, Турция стала покладистей. Кутузов проявил все свое блестящее дипломатическое обаяние; ему удалось убедить османские власти в том, что Франция и Россия снова вскоре помирятся и тогда, разделив Турцию на части, сделают из нее свои провинции. Такая перспектива никак не устраивала верховного визиря. Испуг оказался столь силен, что он согласился на подписание мирового договора, что и произошло 16 мая 1812г. в Бухаресте. Вдобавок ко всем приобретениям, которые получала Россия, "...Кутузов настоял на автономии Сербии, которая и была наконец-то признана турками, так что после столетий рабства название этого народа появилось в международных договорах, как название почти самостоятельного государства. Бухаресткий мир составил основу дальнейшего развития новой сербской государственности, и таким образом Россия может гордиться честью быть освободительницей от турецкого ига не только Болгарии, но и Сербии. И это последнее дело Россия совершила в тот момент, когда ей самой грозила серьезная война с Наполеоном". (Погодин. История Сербии).

Через 37 дней после подписания мира наполеоновские войска вошли на территорию России.

На главную

Hosted by uCoz